Итин Вивиан Азарьевич

Итин Вивиан АзарьевичИтин Вивиан Азарьевич — писатель, поэт, путешественник, общественный деятель.

Было время, когда имя Вивиана Итина тщательно вымарывалось из документов, статей, журнальных публикаций. А знавшие и уважавшие его прежде люди спешили избавиться от дарственных экземпляров первого издания «Страны Гонгури». Быть может, поэтому мало кто из живущих сегодня в Новосибирске знает, что автор первого советского научно-фантастического романа провел здесь большую часть своей творческой жизни.

Алексей Толстой со своей «хорошенькой и странной девушкой» Аэлитой опоздал как минимум на год. А имя мало известного Вивиана Азарьевича Итина, автора «Страны Гонгури», теперь уже навсегда вписано в энциклопедии советской фантастики под номером 1.

Литературную жизнь Новосибирска и всего края конца 20-х годов — начала 30-х без имени Вивиана Итина трудно себе представить. Возможно, что уже тогда, будучи одним из популярных писателей, автором фантастических повестей и документальных очерков, Итин понимал, в какое двоякое время он живет. Но как человек культурный, глубоко интеллигентный, он оставался верен себе и совершенно прямолинейно заявлял в одной из своих рецензий на творчество Николая Гумилева, расстрелянного в 1921 году: «Значение Гумилева и его влияние на современников огромно. Его смерть и для революционной России останется глубокой трагедией». Эти слова Итина в 28-м году станут аргументом для обоснования политической неблагонадежности редакции журнала «Сибирские огни».

Тем не менее, когда в Москву уехали «отцы-основатели» журнала Владимир Зазубрин и Лидия Сейфуллина и «Сибирские огни» пришли в упадок, попросту перестали издаваться, Итин своей энергией, своим старанием сумел возродить журнал. Он стал «собирателем литературных сил Сибири». Известные советские поэты Леонид Мартынов и Александр Смердов с гордостью называли Вивиана Азарьевича создателем новосибирской  писательской организации и своим Учителем.

«Вивиан» с латинского значит — «живой», «жизненный». Это распространенное у англичан имя сыну дал отец — адвокат из интеллигентной семьи, большой англоман и книжник Азарий Итин. Возможно, благодаря своему имени Вивиан, болевший в детстве костным туберкулезом, после длительного лечения в Крыму выжил. От имени, наверное, и живой нрав Вивиана Азарьевича, общительность, и все эти «поиски чудес». Итин участвовал в первых агитполетах по Сибири, в многочисленных экспедициях по Северному Морскому пути. По его сценарию в конце 20-х годов в Новосибирске был снят фильм о Севере. Итин был одержим идеей за одну навигацию добраться из Ленинграда во Владивосток. Его хорошо знал Отто Юльевич Шмидт, который ценил знания Итина, его приверженность Северу, и звал переехать в Москву. Вивиан Азарьевич Итин, вслед за Михаилом Ломоносовым, Менделеевым, чистосердечно считал, что за Севером будущее России, не зря же она фасадом своим повернута в страну вечных снегов…

В 1934 году на первом краевом съезде писателей Вивиана Итина избрали председателем правления Западно-Сибирского объединения писателей и делегатом 1-го Всесоюзного съезда писателей, который состоялся несколько месяцев спустя в Москве. Это был тот самый роковой съезд, больше половины делегатов которого было расстреляно чуть ли не сразу после форума.

Итина не трогали, пока был жив Горький. Но осенью 1937-го Вивиана Азарьевича с формулировкой «за связь с врагами народа» исключили из партии. А 30 апреля 1938 года за ним пришли…

Как фантаст, Итин обладал редким даром предвосхищения, предощущения событий. Подобно своему герою, Вивиан Азарьевич был расстрелян (по «шпионской» 58-й статье). Приговор привели в действие, как и в «Стране Гонгури»: где-то под Красным Яром — «в красном бору, где красные ландыши»…

Оставить комментарий

Поиск