Пожар в Новониколаевске в 1909 году

Новониколаевск после пожара 1909 годаВ истории каждого сибирского города можно найти немало памятных событий, которые надолго, а то и навсегда остаются в памяти людей, сначала современников, а затем и потомков. Иногда эти события вызывают положительные, приятные эмоции, но нередко бывает иначе и от этих событий веет бедой, горем, страданиями тысяч и тысяч людей. Для нашего города, к последним следует отнести огромным городской пожар, который произошел ровно сто лет тому назад, в один из майских дней 1909 года.
В газете «Томские губернские ведомости» это событие описывалось следующим образом: «…В 2 часа на Каинской улице, во дворе Гнусина, от плохой топки загорелась маленькая избушка. Пожар быстро перебросился на стоящий рядом сеновал, набитый сеном и оно вспыхнуло. Потом пламя перебросилось на соседний склад сельскохозяйственных орудий Кислякова и Трифонова. Начали загораться одно за другим деревянные здания. Ветер разносил головни. Горело сразу в двадцати местах. … В огне метались люди и домашний скот, деревянные дома загорались один за другим, люди перестали спасать свое имущество – пришло время спасать свои жизни. Жители бежали поближе к воде, но пробиться сквозь бушующий огонь удавалось не всем…».
Пожары и прежде возникали в поселке и городе Новониколаевске, Так один из первых значительных пожаров зафиксированных в исторической литературе, произошел в начале июня 1897 года, когда поселку было всего лишь четыре года. От этого пожара сгорело два десятка домов и местные жители обратились к губернским властям в Томск за разрешением создать в поселке добровольческое пожарное общество для борьбы с огнем. В конце июня того же года Томский губернатор А.А.Ломачевский дал разрешение на организацию в поселке добровольного пожарного общества. А уже на следующий месяц, в июле, усилиями жителей был создан и освящен первый пожарный обоз. К началу ХХ века в поселковом пожарном обществе состояло 17 вольных служителей с пожарным обозом, которые располагались в небольшом помещении неподалеку от собора Александра Невского. Регулярно в поселке где-либо, что-либо горело и тушить пожары в деревянном городе ни властям, ни жителям не хватало ни сил, ни средств.
В апреле 1901 года на общем собрании вольнопожарного общества был заслушан доклад «О даровании Высочайшей милостью трех усадебных участков под постройки пожарных депо и в отпуске из сумм Кабинета Его Императорского Величества 4679 рублей на приобретение машин и постройку пожарного депо». Тяжелая и опасная служба пожарных, невысокое жалованье, нехватка необходимого пожарного оборудования и неблагоустроенное помещение для пожарной команды сказывались как на текучести кадров, так и на дисциплине служащих. В местной газете «Народная летопись» нередко появлялись критические статьи о неудовлетворительном состоянии дел в пожарной команде поселке. В одной из номером этой газеты была опубликована небольшая заметка следующего содержания: «…Вечером у главной каланчи, что против собора, произошел шумный скандал со всеобщей свалкой и кровопусканием. Собравшаяся на шум публика узнала, что это дралась между собой пьяная команда …»
Местные власти и жители были обеспокоены частыми пожарами и поэтому вскоре после преобразования поселка в город решили выделить более значительные средства на оборудование пожарного обоза и пожарной команды. Как отмечает в своей книге «Корона сибирской столицы» известный исследователь истории Новониколаевска И.Ф. Цыплаков: «В сентябре 1905 года на Ново-Базарной площади была построена каланча, на сооружение которой было израсходовано более четырех тысяч рублей» Это были немалые деньги для того времени. А в июне 1906 года было завершено строительство городского пожарного депо. Город быстро расширялся, появлялись новые жилые дома, надворные постройки, многочисленные торговые и складские сооружения и по-прежнему подавляющая часть всех этих построек возводилась из дерева, строительство каменных зданий могли позволить себе лишь очень состоятельные люди и крупные общества. В том же 1906 году была построена вторая каланча, которая находилась в Вокзальной части города. А на следующий год, пожарной каланчей обзавелась и Закаменская часть города. Содержание пожарной команды и пожарных обозов в 1907 году составило немалую для городского бюджета сумму в 22.620 рублей.
Основным видом оповещения жителей города о пожаре в то время являлся сигнал с каланчи – вышки для наблюдения пожарных за городом. Сигнал подавался ударами в специальный пожарный колокол и подъемом особых шаров, с помощью которых передавали необходимую информацию в пожарное депо и населению.
В энциклопедии «Новосибирск», в статье посвященной пожарному обществу, отмечалось, что «Типовой штат пожарного обоза в те годы состоял из брандмейстера, его помощника и рядовых пожарных, трубников, кучеров. Конный пожарный обоз состоял из пожарных насосов, приводимых в действие ручным способом, багорного хода и конных бочек, в которых подвозилась вода к месту пожара. Кроме того, на отдельной конной повозке вывозилась одна складная лестница и запас пожарных рукавов для подачи воды».
Особую сложность для Новониколаевска составляло то обстоятельство, что город был практически отрезан от основной водной магистрали – реки Обь линией железной дороги и существовало лишь несколько переездов, которыми и можно было воспользоваться для подвоза воды. Пока пожары носили локальный характер этих переездов с трудом хватало для подвоза воды, но в случае возникновения крупного пожара это обстоятельство грозило обернуться большими неприятностями для города, как это и произошло место весной 1909 года.
В июне 1907 года, за два года до печально знаменитого пожара, Добровольное пожарное общество торжественно отметило десятилетний юбилей своего существования. В обширной программе праздника был запланирован молебен около здания пожарного депо, доклад о развитии пожарного дела в Новониколаевске, спектакль, сбор от которого должен был поступить в пользу пожарного общества и народное гуляние в саду… Среди распорядителей этого торжественного мероприятия был известный в городе издатель Н.П. Литвинов.
За несколько месяцев до пожара, в начале 1909 года, Городское общественное управление обратилось с просьбой к начальнику Обского участка железной дороги, разрешить во время тушения пожаров в городе пользоваться водой из резервного дорожного резервуара как пожарным командам, так и лицам, доставляющим воду на тушения пожаров. Железнодорожное начальство ответило согласием на эту просьбу местных властей. Кроме того, по просьбе городского брандмейстера Анисимова, местные власти обратились к владельцам собственных колодцев о беспрепятственном отпуске воды необходимой для тушения пожаров в любое время суток.
Казалось бы сделано многое, для того чтобы город и его жители были защищены от таких серьезных бедствий как пожары, но действительность оказалась значительно более суровой, чем надежды и ожидания.
Но такого масштабного пожара, который состоялся в мае 1909 года, город еще не видел. Очевидцы отмечали, что дым от столь масштабного пожара был виден с расстояния в несколько десятков верст от города. Когда пожар утих, перед взорами предстала страшная и горькая картина: «… вместо двадцати двух кварталов виднелась пустошь с безобразными остовами печей, с обгоревшими деревьями, с массой больших костров в волнах синего дыма…». Лишь местами оставались чудом уцелевшие постройки, где-то сохранился небольшой жилой дом — благодаря деревьям принявшим на себя огонь, в другом месте пламя пощадило отдельно стоящие надворные постройки. Но все это было лишь слабым утешением для пострадавших. В ревущем пламени сгорело около 800 домов и других хозяйственных построек, шесть сельскохозяйственных складов, большое количество магазинов и торговых лавок. Общий убыток от пожара превысил 5.000.000 рублей. В результате грандиозного пожара более шести тысяч жителей осталось без крова и крыши над головой, Корреспонденты ряда сибирских газет прибывшие на место бедствия отмечали, что сотни и сотни погорельцев разместились на берегах Оби и ее притоков. У многих на руках маленькие дети, а рядом – один — два узла личных вещей – это все что удалось вынести из горящего дома. Сгорело даже здание пожарного депо с каланчей, хотя пожарные всеми силами пытались остановить разбушевавшийся огонь.

Пожар утих лишь к концу дня. Для недавно избранной Новониколаевской Городской Думы и только что избранного Городского Головы В. И. Жернакова наступили трудные времена: ей предстояло в самые кратчайшие сроки решить массу проблем: найти места для временного размещения погорельцев, обеспечить их продовольствием и медицинской помощью, найти стройматериалы для восстановления общественных мест и потерявших свой кров жителей, и многое другое. Через несколько дней после пожара на имя императора Николая II была отправлена телеграмма следующего содержания: «Ваше Императорское Величество! 11 мая в 2 часа дня город Новониколаевск постигло ужасное бедствие: при сильном ветре вспыхнул пожар, уничтоживший 794 дома, населенных преимущественно беднотой. Свыше 6 тысяч человек оказалось без крова, имущества и средств к существованию. Городская Дума и обездоленные бедняки … умоляют оказать погорельцам Монаршую милость бесплатным отпуском строевого леса … и средств на постройку…» Городская Дума также обратилась к руководству Кабинета Его Императорского Величества, на землях которого располагался город, с просьбой о снятии с Новониколаевска выкупной суммы за землю в размере 400.000 рублей. Последствия пожара могли оказаться более трагическими если бы не ветер, который помешал огню добраться до железнодорожного вокзала и других районов города.
13 мая, через несколько дней после пожара в Томском губернском Управлении состоялось совещание высших представителей администрации по вопросу об организации помощи пострадавшим жителям Новониколаевска. На это совещание были приглашены Городской Голова Томска, представители местного духовенства (протоиерей, ксендз, мулла) чиновники Управления и ряд других должностных лиц. Руководил работой совещания управляющий губернией И.В. Штевен. Участники совещания были ознакомлены с донесениями старшего чиновника особых поручений А.Г. Козлова, специально отправленного в Ново-Николаевска для ознакомления с состоянием дел. В донесении этого чиновника отмечалось: «…что погорельцы пока размещены в домах частных лиц, … что нужда громадная и нужна будет помощь. … некоторые из новониколаевцев, желая извлечь возможно большую пользу от этого громадного бедствия, скупают в одни руки все лесные и строительные материалы. Городское управление. Новониколаевска не приняло еще против этого никаких мер». Выступавшие на совещании отмечали, что в Новониколаевске уже созданы и функционируют два комитета по сбору пожертвований в пользу пострадавших от огня – дамское общество и благотворительный комитет при городском управлении. Вниманию участников были предложены три вопроса: 1) способ собирания пожертвований, 2) куда собирать эти пожертвования и 3) способ раздачи пожертвований пострадавшим от пожара. После обсуждения и решения названных вопросов была проведена предварительная подписка, в ходе которой было собрано для погорельцев около 840 рублей.
17 мая Управляющий Кабинетом Его Императорского Величества прислал из Барнаула телеграмму адресованную Городской Думе: « Государь император повелеть соизволил организовать в гор. Ново-Николаевске по соглашению с губернской властью отпуск лесного материала пострадавшим от пожара беднейшим бесплатно, остальным по выявлению количества по заготовительной цене».
Сибирские купцы - братья Маштаковы, известные своей благотворительной деятельностью
А 19 мая, то есть примерно через неделю после пожара, в Новониколаевск приехал томский губернатор, камергер Высочайшего Двора Николай Львович Гондатти, чтобы лично осмотреть место трагедии и обсудить с представителями города вопрос о том, какие еще виды помощи необходимо оказать как жителям, так и самому городу для преодоления последствий страшного пожара. Губернатор Н.Л. Гондатти оказал активное содействие в решении ряда вопросов связанных с восстановлением города после пожара, благодаря его усилиям был организован сбор дополнительных средств для Новониколаевска. В сибирских городах был организован сбор пожертвований по подписным листам для нужд города и его жителей. Эти подписные листы с фамилиями жертвователей и обозначением пожертвованных сумм и сегодня можно найти в архивах Барнаула, Томска, Новосибирска и других городов.
В начале июля томский вице-губернатор Штевен сообщил Новониколаевскому Городскому Голове В.И. Жернакову о том, что по распоряжению императора Николая II решено «…выдать городу Ново-Николаевску для оказания помощи погорельцам и удовлетворения наиболее неотложных нужд города, вызванных пожаром, в ссуду из казны сто пятьдесят тысяч рублей для израсходования этой суммы на указанные надобности по ближайшему усмотрению города …».
Высоко оценивая деятельность томского губернатора Гондатти в ликвидации последствий пожара, Городская Дума Новониколаевска весной 1910 года приняла решение присвоить Николаю Львовичу звание почетного гражданина нашего города. В это время Н.Л. Гондатти был уже далеко от этих мест – в начале 1910 г. его перевели губернатором на Дальний Восток.
Городская Дума Новониколаевска извлекла горькие уроки из трагических событий — в конце июня руководство города обратилось в Петербург, к съезду представителей страховых обществ России с просьбой выделить Новониколаевску безвозвратную денежную субсидию или же предоставить необходимый пожарный инвентарь. А в августе 1909 года гласными Думы было принято обязательное постановление (то есть постановление, которому должны подчиняться все жители города – Б.В.) «О воспрещении возводить деревянные постройки в некоторых кварталах Центральной части города Ново-Николаевска». Согласно этому распоряжению на Николаевском проспекте и на ряде других улиц этой части города, предписывалось жилые и торговые дома возводить каменными, а надворные постройки могли строиться и деревянными, но обязательно иметь железные крыши. В сентябре того же года это решение Новониколаевской Городской Думы было утверждено томскими губернскими властями. Принятое Городской Думой постановление привело к существенным изменениям, как в характере застройки центральной части города, так и к переменам в составе домовладельцев этого района – помимо более высокой арендной платы за усадебные участки, теперь необходимо было возводить еще и более дорогостоящие каменные дома. Менее состоятельные домовладельцы вынуждены были перебраться ближе к окраинам, где расходы на сооружение домов и содержание этих домов были не столь высоки. А в центральной части города Новониколаевска вскоре появилось немало новых каменных зданий: общественных, жилых домов, торговых заведений, некоторые из них и сегодня украшают наш город.
Как отмечали современники, выгоревшие во время пожара в мае 1909 года центральные кварталы города, были вновь застроены за довольно короткий срок – буквально за два — три года.

Оставить комментарий

Поиск